FIRE LADY

В этот новогодний проект мы позвали пять рыжих женщин. Они огненные не только цветом волос, они наполнены огромной внутренней силой, огнем, который заряжает энергией других. Этих леди хорошо знают в нашем городе. Ими восхищаются, удивляются, о них судачат, им завидуют, им подражают, за ними идут. Они яркие и самодостаточные, при этом очень разные.
Оксана Джигирей, Мила Еловего, Татьяна Усова, Оксана Перфильева, Светлана Бекарева.
Мы задали им 3 вопроса 1.Как живется вам в рыжем цвете?
2.Что яркого у вас произошло в уходящем году?
3.Ваш фирменный рецепт встречи Нового года.
идея: Марина Станиславчик стиль: Катерина Моисеева фото: Вероника Матвеева Delovaya; фото украшений: Серго Кантарчян съемка в студии «Перцель» визаж: Ольга Снигирева
Светлана Бекарева, художник-модельер
1. Свой рыжий цвет я оценила и полюбила уже после сорока. А в школе всегда его стеснялась — я была еще рыжее, еще ярче. Но теперь им горжусь и понимаю: этот редкий цвет — мой шарм, моя изюминка. Очень многие хотят такой, но не получается.
Рыжий дает мне харизму, привлекательность, со стороны мужского пола — внимание. А поскольку я люблю оригинальничать и профессия моя связана с индивидуальностью — этот цвет — моя индивидуальность.
2. Значительное для меня событие в уходящем году — большой показ на Mercedes Fashion VIP по специальному приглашению со специальной коллекцией. А это — новые связи, контакты, выход на московский бомонд, московский рынок с коллекциями, со своей продукцией.
Уходящий год подарил мне неожиданные впечатления, новые результаты от моего сада, моего ландшафтного дизайна. Я горда тем, что сад расцветает, хорошеет. В этом году я совершила невозможное — снабдила сад электрическими прожекторами, подсветками — их более 50. Это очень красиво! Особенно роскошно все выглядело, когда выпал снег — все кусты, все сугробы были подсвечены. Такая красота, такие эмоции! Я счастлива, что в этом меня поддерживает мой любимый муж Олег.
Есть в уходящем году немножко сентиментальности, потому что в столицу уехала жить и работать моя дочь Валя. Она, конечно, делает карьеру, у нее все неплохо. А мне без нее грустно и печально — ведь теперь она от меня далеко.
3. Я, как и многие люди, считаю, что Новый год — лучший, самый волшебный праздник в году. Мой рецепт? Обязательно загадайте желание на наступающий год. Сделайте это добросовестно, по-честному. Как бы смешно, как бы нелепо это ни выглядело, никого не слушайте. Загадывайте желание и делайте все эти веселые ритуалы. Вот увидите — все сбудется. Я всегда так делаю, и загаданное всегда сбывается. Главное — не забыть это сделать и ни на кого не обращать внимания. Конечно, наступающий год нам что-то готовит, чего мы не знаем и знать не можем. Наверняка, не только много приятных сюрпризов, но и каких-то испытаний. Я хочу всем пожелать еще больше дипломатии, еще больше терпимости, внутреннего спокойствия, стремления к гармонии. С Новым годом всех, с новым счастьем! И давайте дружить и любить друг друга.
Платье : «Светлана Бекарева от кутюр »
На Светлане : жакет «Лина» (лиса, цвет «Вино»)
салон меховой одежды «Снежное танго»
Источник: журнал «В ХОРОШЕМ ВКУСЕ» ИРКУТСК.

Светлана Бекарева с коллекцией «Милитари Life» на Неделе Моды Mercedes-Benz Fashion Week Russia.

C 26 по 31 марта в Москве состоялась Неделя моды Mercedes-Benz Fashion Week Russia сезона осень-зима/2015-2016. В рамках крупнейшей Недели моды Восточной Европы свои коллекции на основной площадке в ЦВЗ «Манеж» продемонстрировали дизайнеры из России, Украины, Белоруссии, США и других стран.
На главной российской Неделе моды «Мерседес-Бенц» состоялись модные шоу как именитых отечественных дизайнеров, так и молодых перспективных художников. Неделю моды открыл Bessarion.
Четвертый день 30-го юбилейного сезона Недели моды «Мерседес-Бенц» открыл показ Альянса российских арт-инженеров, на котором свои коллекции осень-зима/2015-2016 представили Svetlana Bekareva, Натали Нэцки, Надя Хохлова, Дана Каримова, Лена Карнаухова и LUSH&Co.
Светлана Бекарева получила приглашение стать участником главного события в мире российской fashion-индустрии неслучайно. Известный художник-модельер представляет наш регион на международных фестивалях и конкурсах. Светлана Бекарева единственный дизайнер, удостоенный принять участие на балу Графа Толстого в Лондоне с коллекцией вечерних туалетов. В прошлом году Светлана отметила 20-ти летие творческой деятельности. Каждое участие Светланы Бекаревой в модном показе –это ошеломительный успех, признание и награды!
    На Неделе моды «Мерседес-Бенц» Svetlana Bekareva  продемонстрировала великолепную коллекцию осень-зима 2015/16 «Милитари Life» в военной эстетике с элементами этники и романтизма, которые очень гармонично сочетаются и благодаря этому становятся желанными предметами гардероба истинных ценителей моды и стиля. При создании коллекции Светлана Бекарева взяла за основу военную тематику – оттенок хаки, принт «милитари» в сочетании с цветами из бисера, вышитыми вручную, жилетки, напоминающие портупеи и шифоновые юбки с грубыми ботинками в армейском стиле. Натуральные зелёные во всём многообразии оттенков органично разбавляют коричневый, терракот и даже розовый.
Московские подиумы были покорены неординарностью и изяществом коллекции именитого сибирского модельера. Фирменная вышивка стеклярусом, неизменно являющаяся авторским почерком дизайнера, продемонстрировала, что военный стиль может быть неагрессивным и порой романтичным. Дефиле новой коллекции вызвало массу положительных отзывов у зрителей показа.
Истинным подтверждением признания столичных экспертов моды и стиля стал интерес владельцев модных шоу-румов и бутиков Москвы к коллекции «Милитари Life» от Svetlana Bekareva. Теперь и московские модницы могут прикоснуться к невероятным шедеврам от Svetlana Bekareva, а также приобрести понравившиеся модели из новой коллекции «Милитари Life» непосредственно в Москве. Большая часть коллекции представлена в одной из самых модных точек Москвы,  шоу-руме Verba, первой в Москве открытой студии и новым местом силы самых известных российских дизайнеров, которая разместилась в шикарном отреставрированном особняке по соседству с ГУМом.
Интерес к коллекции «Милитари Life» от Svetlana Bekareva проявили организаторы Недели Моды в Баку, выразив огромное желание видеть яркие и стильные образы от Svetlana Bekareva на подиумах Azerbaijan Fashion Week Baku 2015.
    

Светлана БЕКАРЕВА: «Я ничего не храню. Расстаюсь с вещами легко, поскольку знаю, что сделаю ещё лучше»

Светлана БЕКАРЕВА: «Я ничего не храню. Расстаюсь с вещами легко, поскольку знаю, что сделаю ещё лучше»
«Конкурент» беседует с известным российским художником-модельером.

Светлана Бекарева в долгих представлениях не нуждается. Иркутский художник-модельер, сумевшая достигнуть признания не только в России. Её коллекции ожидаемы, востребованы, с успехом принимаются на всех площадках. Индивидуальность, яркость, собственный стиль, элегантность. Череду эпитетов, характеризующих одежду этого модельера, можно продолжать долго. Но, пожалуй, главные составляющие успеха авторских произведений — в роскоши их воплощения. И роскоши быть женщиной — интересной, неповторимой, настоящей. Сама Светлана именно такая. Её собственный образ достаточно ярок и весьма не прост. А кроме этого, есть потрясающее сочетание таланта, трудолюбия, безмерной любви и уважения к своей профессии.

— Светлана, лето заканчивается, по крайней мере, у нас в Сибири. Как прошло ваше «долгожданное и желанное»?
— Этим летом я никуда не ездила. С самой весны мне помешал исландский вулкан, точнее все те невероятные трудности, которые он доставил. В начале мая у меня была запланирована поездка на яхтенную регату на Карибские острова, если быть еще точнее — острова Антигуа, Гваделупа (Южная Америка). Лететь должны были через Париж, пересадка на Гваделупу, перелёт достаточно длительный. Буквально за сутки до вылета всей командой (одиннадцать человек) приняли решение сдать билеты, потому что не хотели попасть в этот вулканический переворот. Даже если бы мы рискнули, всё равно не успели бы к началу регаты. По-видимому, это было знаковым событием, всё лето пошло наперекосяк, никаких поездок больше не получилось. Я отдыхала в своём загородном доме на природе, и в принципе не печалюсь, что одно лето прошло именно так.
— Светлана, а почему вы собирались в такие далёкие края, тем более на яхтенную регату. Вам нравится парусный спорт? Вы — в качестве зрителя или участника?
— Королевская яхтенная регата в Гваделупе очень красивое зрелище, проходит оно ежегодно. Иркутская команда яхтсменов периодически принимает в ней участие. В прошлом году наши ребята заняли третье место. Это очень хороший результат, ведь в соревнованиях участвует более двухсот яхт. В этом году они, конечно, мечтали о победе. Меня пригласили в качестве поддержки, яхта для меня была бы просто прогулочным мероприятием, жить я должна была в гостинице. И встречать команду после этапов по вечерам на берегу. Но не получилось. Хотя мы очень готовились к этой поездке, мой муж тоже, он в числе этой команды.
— Вообще какое место занимает в вашей жизни тема путешествий?
— Наверное, второстепенное. Я к путешествиям отношусь спокойно. Конечно, как любой нормальный человек, люблю отдыхать и делать это в комфорте. Мне нравится получать новые впечатления, видеть незнакомые страны, места. Но это не входит в ранг безумных желаний и страстей. Я в этом участвую постольку, поскольку складываются события. Люблю выезжать куда-либо с конкретной целью, мне доставляет удовольствие моя работа. Радует, что меня где-то ждут, встречают. Путешествия ради того, чтобы получить новое свежее дыхание, это вторично для меня. В любой поездке мне нужна цель.
— Всё-таки есть страны, моря океаны, места в мире, которые вас удивили, огорчили, подарили что-то новое?
— Эверест! Я пролетала дважды, очень близко, буквально, что называется рукой подать. И видно было саму вершину. Неизгладимое впечатление на меня произвела поездка в Непал. Пожалуй, это самое яркое моё путешествие. Поразила самобытность этой страны и очень красивые люди. У них невероятно одухотворённые лица, очень красивые дети, совершенно естественная, раскрепощённая манера общения. Но не наглая и не пошлая. В социальном плане, это, конечно, бедная страна, всё старое, потёртое, комфорта нет абсолютно никакого. Но аура совершенно бесподобная. После Непала со мной произошла целая серия мистических событий. Свершилось всё, что я попросила перед ступами, в святых местах Непала.
— Старушка Европа, тронула ваше сердце?
— Да, и это Прага, в позапрошлом году судьба занесла меня в этот город. Я вдруг сделала для себя открытие, что Прага мне нравится больше, чем Лондон, город очень любимый мной, там я как рыба в воде, и англичане меня полюбили, и я их, как-то неожиданно для меня мы сошлись и взглядами и образом жизни. Но Прага превзошла.
— А какие интересные полезные путешествия, связанные с вашей работой случались за последнее время?
— Последняя поездка с подиумным показом была в Красноярске, буквально перед новым годом. Я получила приглашение от правительства Красноярского края. Представляла свою свадебную коллекцию, кроме меня участвовало несколько художников из разных городов Сибирского федерального округ и Дальнего Востока. Мероприятие называлось «Сибирь Fashion». Там меня очень хорошо приняли.
— Каким вам показался Красноярск? Что-то удивило вас там?
— Оценить Красноярск внешне мне толком не удалось, было не так много свободного времени. Что по-хорошему поразило — какой это мощный промышленный, деловой город. Насколько всё чётко и дисциплинированно работает, и этот уровень значительно выше и интересней, чем в Иркутске. Я эту разницу почувствовала сразу, а сравнивать мне есть с чем. С показами я работала во многих российских городах, в Москве в том числе, и за границей проходили показы моих коллекций. Красноярск выигрывает на фоне многих площадок. Чем именно? Организованностью во всём. Необычна уже и сама площадка, где проходило мероприятие — культурно-развлекательный комплекс «Сибирь». Это аналог иркутского «Сибэкспоцентра», только все площади, выставочные павильоны нужно умножить на десять. Это фактически город в городе, комплекс работает едва ли не круглосуточно, в него входит несколько гостиниц, кинотеатров, торговых залов, есть площадки, которые позволяют выстроить двадцатиметровый профессиональный подиум, вокруг которого могут располагаться около тысячи посадочных мест. И радует то отношение, с которым работали люди, вся команда, начиная от работников сцены, техперсонала, электриков и уборщиц, заканчивая администраторами и режиссёрами. Почему люди так работают? Потому что существует корпоративная культура, и сотрудники настроены именно на такую волну. Каждый чётко знает свою задачу, осознавая, что мероприятие носит городской, краевой масштаб. Никакого хамства, криков, недовольства.
— А в Иркутске почему нет таких мероприятий? У нас ведь немало талантливых, интересных дизайнеров, есть что показать...
— У меня было несколько подиумных коллекций, интересных ярких коллекций европейского уровня, извините за дерзость. Но у меня почти никогда не было и нет возможности показать эти коллекции в Иркутске. Мои работы знают где угодно, но меньше всего в моём городе. Наверное, просто невозможно достучаться. Устраивать подобные шоу и дефиле — удовольствие более чем дорогостоящее, начиная от аренды зала, его технического обслуживания. Раз в два года я провожу дефиле своей одежды в закрытом режиме для клиентов, поклонников и людей, которым вообще интересно творчество в таком его проявлении. К сожалению, кроме меня в Иркутске никто не может себе позволить показы даже в таком формате. В этом смысле Иркутск неперспективный город, возможности есть, но нет механизмов их использования, это касается и властей, и комитетов культур. В Иркутске несколько лет назад проходил фестиваль «Мода-Транс-Азия», это было очень хорошее мероприятие. Оно собирало Дворец спорта, практически с аншлагом! Проводили этот фестиваль наши местные художники, модельеры, дизайнеры. А закрылся потому, что дальше своими силами было невозможно работать. «Мода-Транс-Азия» серьёзный и большой проект, проводить его из года в год, не имея никакой поддержки от города, невозможно. Мероприятия традиционными без поддержки властей не становятся.
— В России много интересных талантливых художников, дизайнеров, порой их одежда конкурентоспособна с западными коллегами. Но почему на мировой уровень пробиться удаётся единицам?
— Безусловно, существует понятие «столичный уровень» и «провинциальный». Но, я считаю, что совершенно не существует понятия «мировой уровень». Он как раз присутствует везде, потому что — от слова «мир». Звезды светят и в Лондоне, и в далекой деревне, и в Иркутске, и над Москвой они одинаковые. И если философски рассуждать, то яркие личности, земные звезды есть везде. В любом городе, даже самом провинциальном, они найдутся. Насколько они слабы, сильны рядом с талантами больших городов, это уже вопрос вторичный. Но то, что есть, — это факт. В Иркутске, например, на фоне полной неподдержки художников и незаинтересованности в них, как раз существует и столичный и так называемый мировой уровень. Я знаю таких людей, которым можно хоть завтра лететь в любую европейскую столицу со своими работами, и это будет выглядеть достойно, интересно.
— А кроме успеха на уровне симпатии, можно ли на коммерческий успех российским художникам-модельерам рассчитывать? Или же Дольче и иже с ними точно не пустят их на европейский рынок?
— Конечно, этот путь непрост, но и говорить, что прямо вот держат они там оборону и не пускают наших — не совсем верно. Что касается меня лично — пустили. Более того, совершенно реально предлагали остаться и раскручиваться. Конечно, золотой дождь на меня не обрушился. Но мне были предложены хорошие звёздные апартаменты, возможность работать, раскручивать свою одежду, бренд в Лондоне. В этом городе я была не раз с показами коллекций. Меня всегда там хорошо принимали и принимают. Моя одежда там востребована, имеет коммерческий успех. Если честно, около трёх лет после лондонской истории у меня была возможность содержать своё дело в Иркутске. Только благодаря тому, что у меня были европейские клиенты и мои платья продавались там. Порой в Иркутске было сложно продать вещь за пятьсот долларов, а там мои вечерние платья за три-четыре тысячи долларов продавались легко. И, по большому счёту, я думаю, что пробиться таланту в Европе можно, при наличии больших денег. Неординарный характер, абсолютный талант в профессии, безграничное трудолюбие, абсолютно пробивной характер, облачённый в большое количество денег — и Европа будет ваша. Но сделать это, конечно, не просто. Вопрос стоит ведь ещё и в человеческих амбициях — нужно ли это лично мне?
— В вашей ситуации этот вопрос личных амбиций возник? Почему вы не приняли это предложение и не попробовали основательно перебраться в Лондон?
— Возможности у меня были. Более того, и средства имелись. Мой муж достаточно состоятельный человек, он был готов профинансировать этот проект. Но я очень хорошо подумала и поняла, что не хочу расставаться со всей инфраструктурой, которая сложилась у меня в Иркутске, не хочу рисковать тем положением, которое я имею здесь, бизнесом, и самое главное — семьёй. Возможно, если бы мне было лет двадцать, даже тридцать, я бы не задумываясь, уехала. Но так как ко мне этот успех пришёл после тридцати лет, то рисковать не стала.
— Над чем сейчас работаете — над новой коллекцией?
— Коллекция пока только в стадии задумки. Не так давно я получила очень интересное предложение, пока просто джентльменское, контрактом оно не оговорено. В Иркутске периодически проводится показ монгольского дома моды «Торго-Шоу», его владельцы и организаторы пригласили меня принять участие в этом шоу, но не в Иркутске, а в Монголии. Чтобы я приезжала на «Торго» с русской версией, русской темой. Я сейчас всерьёз задумалась о том, чтобы начать создавать коллекцию для этого проекта. Коллекция, безусловно, должна быть очень хорошей, красивой, гастрольной, дорогой. Работа предстоит очень серьёзная.
— Светлана, ваши подиумные коллекции очень интересны и ярки. Но показ закончился, аплодисменты прозвучали. И что дальше происходит с этой коллекцией? Вы её храните? Или подиумные платья, костюмы распродаются?
— Все мои коллекции проданы. Я из тех людей, кому никогда ничего не жалко, за редким, редким исключением, когда хочется что-то оставить на память. А вообще я ничего не храню, расстаюсь с вещами достаточно легко, наверное, потому что знаю, что сделаю ещё лучше.
— «За редким исключением» — это относится к вашему знаменитому оранжевому атласному платью? Которое стало брендом вашей творческой мастерской, и время от времени выставляется в вашем авторском бутике?
— Это платье объездило, страшно сказать, сколько стран! Оно уже как талисман, поэтому я оставила его.
— Светлана, а что касается вашего личного гардероба, вы одеваетесь только в своём авторском магазине?
— Да, только здесь. Я уже мало что шью на себя специально, чаще всего прихожу и забираю понравившуюся вещь. Порой даже беру ту вещь (не побоюсь в этом признаться), которая «зависелась». А я считаю, что это незаслуженно, что эта вещь на самом деле эффектна, её просто не видят, не замечают. Беру, надеваю, показываюсь обществу — и тут же получаю вопросы от окружающих: «Светлана, а почему в твоём магазине нет таких вещей, которые ты носишь сама?» (Смеётся.)
— А что можете сказать вообще по поводу общей тенденции одеваться. Вот идёте вы по улице, и ... Вас как художника окружающая картинка устраивает?
— Фраза не для прессы, как говорится, но люди «притупели» в плане одежды однозначно. Возможно, сказывается какая-то всеобщая депрессия, эпидемия по поводу всяких дел политических, кризисных, экономических. Незадолго был момент, когда мне казалось, да и на самом деле было так, в нашем городе было много продвинутых в плане одежды личностей, молодёжи, и даже людей более старшего поколения. А сейчас, к сожалению, такое чувство, что люди стали бояться нового, неординарного. Мы сделали шаг вперёд — и сразу назад. Скорее всего, люди немного потеряли интерес к красивой одежде. Кстати тот же Красноярск, уже упомянутый мной, одевается совершенно по-другому, это видно невооружённым глазом.
— Светлана, вы теперь можете меньше времени проводить в городской суете, больше бывать на природе. Знаю, что не так давно вы завершили строительство загородного дома. И, скорее всего, отдыхать сейчас больше всего любите там?
— (Улыбается.) Да действительно, отдыхать предпочитаю там, в своих новых апартаментах. Да, и вообще я люблю спокойный тихий отдых, иногда без людей, без друзей. Люблю пить хорошее шампанское, оно у меня должно быть всегда и везде. Люблю (и не скрываю этого) красивый быт. (Смеётся.) В буквальном смысле есть из фарфора, золотыми ложками. Очень люблю красивые интерьеры, роскошь, меня это расслабляет, мне это нравится. Мое личное глубокое убеждение, что красивый быт и вообще всё красивое, оно не только откладывает отпечаток на внешность, но и имеет значение в судьбоносных событиях. Человек, который действительно живёт красиво, не показушно красиво, а красиво для себя, этого человека по жизни будет сопровождать череда хороших, ярких событий.
— Уверена, что ваша жизнь действительно состоит именно из таких событий. Раз мы затронули тему дома, самое время поговорить о вашей семье.
— Я замужем, это не первый мой брак. С нынешним мужем мы поженились в достаточно осознанном возрасте. Мне очень нравятся наши отношения, мы приспособились друг к другу, и, наверное, на сегодняшний день это тот человек, о котором я когда-то мечтала. Меня воспитывала моя бабушка, и она мне часто по поводу мечтаний говорила: прежде чем чёго-то пожелать и захотеть, подумай — вдруг твоё желание исполнится. (Улыбается.) В моей жизни получилось именно так. То, о чём я когда-то в девичестве мечтала, всё сбылось.
— Друзья, точнее — подруги, у вас есть? В женскую дружбу верите, она есть?
— Она есть. Не верьте, когда говорят, что настоящих подруг не бывает. Просто подруги бывают разные. Мне повезло, у меня есть три подруги, одна из них живёт в Лондоне. Замечательные люди, успешные в делах, чьё мировоззрение абсолютно схоже с моим, это те люди, которые всегда помогут и поддержкой, и участием, и, простите за банальность, деньгами. Я рада и счастлива, мне, наверное, в этом отношении просто повезло. Наш клан открыт, к нам с дружбой может прийти любая другая женщина, но как-то так получается, что мы очень дорожим нашим контактом, нашим союзом. Кроме того, у меня есть дочь Валентина, и она тоже моя подруга.
— Как вы воспитывали дочь? Вы творческий человек, наверняка и в вопросе воспитания у вас несколько другой взгляд, менее стандартный?
— Вот именно — с той позиции, что она моя подруга. Я всегда относилась к ней, с самого детства, не как к дочери, а как к отдельно взятому человеку, который мне в чём-то симпатичен, в чём-то нет. Валентина совершенно не творческий человек, хотя с отличием окончила художественную школу и хорошо танцует. Но она абсолютно талантливый финансист, это показало и время и деньги, она имеет большой успех в работе, у неё два высших образования — и, думаю, в скором времени, с Божьей помощью она сделает хорошую карьеру. В каких-то ситуациях я могу её критиковать, а в каких-то ситуациях наоборот прислушиваюсь к её советам. И это как раз во многом благодаря специфике моей работы. Я действительно немного неординарна в быту, у меня на многие вещи свой взгляд, он отличен от других, и на воспитании это тоже отразилось. Тем более что моя карьера, творчество всегда шли впереди, я себя мамой почувствовала, когда моя дочь закончила институт. Я поняла, что у меня взрослая дочь, и довольно умная, потому что она мне даёт совершенно обоснованные, мудрые советы, и мне хочется с ней делиться. Я рада и счастлива, что дивиденды от своей жизни я получаю не только в виде творческого профессионального успеха, но и женского счастья, и главное от того, какая замечательная у меня выросла дочь.

Нелли НАЗАРЯН.
Фото Николая ТАРХАНОВА.    
Источник КОНКУРЕНТ.

1 2