СИЛА ЖЕ. ФОТОПРОЕКТ.

Красивые, успешные, яркие. Руководят компаниями, крупными арт-проектами. И неплохо у них это получается, не хуже, а в чем-то и лучше, чем у сильного пола. Но они не демонстрируют свою силу — они хотят, чтобы их любили.
Анна Волкова,
владелица студии LOFT.
В чем, по-вашему, сила женщины?
В ее мудрости. Мудрость идет из сердца. У нас прекрасно развита интуиция, мы наблюдательны и умеем качественно выстраивать прочные долгосрочные отношения, именно эти качества помогают нам в современном мире наравне с мужчинами успешно вести бизнес, а также занимать ведущие должности в компаниях. Я люблю то, чем я занимаюсь, моя работа — мое хобби, но на первом плане для меня — семья. Моя семья — моя крепость, именно мы, женщины, строим эту крепость, и в этом нам нет равных.
А в чем тогда сила мужчины? Вот ваш муж, какой он?
Твердость, ответственность, аскетизм, настойчивость, самоутверждение — это качества мужской силы. К счастью, мне не приходилось сталкиваться по бизнесу с моим мужем, чтобы в полной мере оценить эти качества. Я повторюсь — семья это наша крепость. В семье мы не воюем и не хитрим, в семье царит любовь, здесь мы делимся друг с другом радостью наших достижений, поддерживаем друг друга. Алексей каждый день познает что-то новое, каждый день он ставит новые цели перед собой, с успехом достигая их. И я знаю, что все это он делает не только ради самоутверждения и самореализации. Все, что делает Алексей и к чему стремится — ради блага своей семьи.
Дина Гадельшина,
теле- и радиоведущая
В чем ваша сила?
Сила каждой девушки в ее слабости, красоте, покорности. У меня все сложно, я по знаку зодиака Близнецы, и во мне два человека. Одна такая девочка хорошая, ранимая, тонкая, романтичная, а вторая — обиженный ребенок.
В чем ваши слабости?
Мужчины. Я не верю женщинам, которые говорят, что это не так. Красивые, сильные, самодостаточные, уверенные в себе мужчины — моя слабость.
А такие в реальной жизни встречаются?
Конечно, встречаются, почти каждый день. Поэтому каждый день и мучаешься с выбором. (улыбается) Даже одно то, что они есть — это так вдохновляет. Не зря они так высокопарно говорят: я все делаю ради женщин. Так вот, я все делаю ради мужчин и абсолютно не стесняюсь этого.
Что вы делаете, когда вам плохо?
Как же тяжело вспомнить, когда это было в последний раз... Я очень эмоциональна, но чтоб плохо... Был случай полгода назад, я вернулась из отпуска, и почему-то наступил такой депрессивный синдром. Я ходила, страдала, не ела ничего. Но это крайне редко со мной происходит.
Анастасия Кривороткина,
маркетолог магазинов мужской одежды «MEUCCI», «Кардинал», «Alfred Muller»
Вы считаете себя сильной женщиной?
Скорее, да. У меня есть природный дар — не давать волю эмоциям, в любых ситуациях, никакой паники, только разумные размышления — как эту ситуацию можно исправить.
Бывают какие-то минуты слабости?
Не поверите, мне сложно плакать, даже в кризисных ситуациях были практически единичные случаи. Помните героиню фильма «Отпуск по обмену» в исполнении Кэмерон Диаз? Со мной примерно то же. Слезы — это лекарство, я понимаю, но все в себе переживаю глубоко, до последней капли, а наружу ни одной.
А как надо воспитывать мальчиков, чтобы из них выросли настоящие мужчины?
«Не воспитывайте детей, все равно они будут похожи на вас. Воспитывайте себя...» — английская пословица, согласна абсолютно. И для мальчика главный пример, конечно, отец!
Ольга Геевская,
арт-директор BEATY Холдинга Арт, топ-стилист Wella Professionals
Вы сильная женщина?
Думаю, что да.
А в чем это проявляется?
Характер у меня упертый, я очень волевой человек. Мне легко лоббировать свое мнение, я настойчива. Стараюсь людей не ломать, но если я уверена в своей правоте, буду стоять до последнего.
В чем сила русских женщин?
Мы живем в таких условиях, когда надо и зарабатывать, и выглядеть хорошо. По своим наблюдениям могу сказать, у нас очень много женщин успешных, умных, самодостаточных. И мужчинам из-за этого трудно. Поэтому нам приходится быть еще сильнее, чем есть, чтобы мужчина этого не чувствовал.
А какие у вас слабости?
Слабости же стараешься не проявлять. Но есть у меня одно место в Иркутске, на Нижней Набережной, куда я приезжаю поплакать, посмотреть на закат.
Это часто бывает?
Cлучается. Но мне даже кажется, что это хорошо. Нельзя держать все в себе.
Мужчина мечты?
Чтобы воспринимал меня такой, какая есть, и понимал. Чтобы он мою силу и упорство оценил и не пытался подавить ради своего эго.
Анна Капитанова,
директор по маркетингу ассоциации «Байкальская Виза»
Есть у вас слабости?
Появилась у меня слабость. Это мой сын. Ему семь месяцев.
Как удается все совмещать?
Энергии хватает, я поняла, что ребенку нужна счастливая мама. А мне необходима моя работа, это моя вторая жизнь. Я понимала, что вот оно — счастье, но, тем не менее, хотелось каких-то достижений рабочих.
Мужчина в жизни женщины?
Конечно, он должен быть. Как минимум потому, чтобы женщина оставалась женщиной.
Вы такая?
Дома — да. Но я думаю, что своего мужчину привлекла именно тем, что имею сильный характер.
Вы прощаете мужчине своему слабости или
у него их нет?
Наверное, я его слабость единственная, потому что у него тоже сильный характер.
Если встанет вопрос: семья или работа, что выберете?
Для меня работа — тоже семья. Я не позволю мужчине поставить меня перед таким выбором. Я могу сесть дома и варить борщи, но тогда это уже буду не я. Это моя неотъемлемая часть жизни.
В чем сила женщины?
В ее слабости. В том, чтобы никогда не вешать нос, в любой ситуации думать о хорошем и приносить позитив окружающим и своей семье.
Виктория Христолюбская,
хореограф, руководитель танцевального коллектива Dance Hunter
У вас есть слабости?
Есть. Но без слабости нельзя почувствовать силу в определенный момент. У меня складывалась довольно успешная карьера в Москве, и для всех было полной неожиданностью, что я возвращаюсь в Иркутск. После рождения сына мне нужна была именно сила все оставить, для того чтобы выбрать лучшее для себя. Не хочу навязывать свое мнение, что семья для женщины априори, каждый по-своему свой путь видит, но наше российское воспитание, особенно иркутское, больше на семейных ценностях базируется. Рано или поздно мы выбираем эту сторону. Софиты софитами, а семья и тот дом, в который мы возвращаемся, и тот тыл, они намного ценнее.
позволительно ли, на ваш взгляд, мужчине высказывать какую-то слабость или он должен быть всегда сильным?
Если он будет всегда сильным, он сломается психологически или физически.
Если у вас в семье возникают проблемы, как вы их решаете?
Мы учимся быть терпимыми и слышать друг друга. Я человек вспыльчивый, эмоциональный. Контролировать себя очень сложно в момент вспышки, потому мне очень помогает танец, работа, спорт. Ты как чистый лист бумаги, и можно уже спокойно разговаривать, что-то решать объективно, а не на эмоциях.
фото: Катерина ТИМАКОВА
одежда: Светлана БЕКАРЕВА
украшения: MILLIONAIRE EXQUISITE JEWELLERY
макияж: Studio 88
источник: журнал «В ХОРОШЕМ ВКУСЕ»

ТВОРЧЕСКИЙ ВЕЧЕР СВЕТЛАНЫ БЕКАРЕВОЙ.

Ее имя входит в книгу рекордов Иркутской области, как единственного художника-модельера Сибири, приглашенного на бал графа Толстого в Лондоне с коллекцией вечерних платьев. Ее портфолио коллекции «Разбитое стекло», продемонстрированное в Лондоне, заслужило высокую оценку лондонских фотографов. Эта же коллекция на международном фестивале «МодаТрансазия» взяла первое место. Она обладатель премии «Серебряная Мега» и премии в номинации «Лучший художник-модельер региона». У нее большой Золотой диплом от дома моды Вячеслава Зайцева в Москве. Лауреат ХIV международного фестиваля «Бархатные сезоны» в Сочи — тоже она, Светлана Бекарева.
С таким творческим «портфолио» было о чем говорить на творческом вечере Светланы Бекаревой, ознаменовавшем 20-летие творческой деятельности известного художника-модельера и ставшем ярким событием ноября.
В стильно оформленном зале собрались гости — друзья, коллеги, поклонники творчества Светланы — люди, которые все эти годы были вместе с ней и видели, как сильно и разносторонне раскрывается ее талант: от художника-модельера до декоратора интерьеров и мастера ландшафтного дизайна. На вечере случилось еще одно открытие — гости услышали музыкальную композицию в исполнении Светланы.
Удивительно теплую и сердечную тональность вечера расцветили коллекции Светланы: «Разбитое стекло», «Палитра моих желаний», «Арт-деко», свадебная — яркие, струящиеся, сверкающие, как ожившая сказка. На подиум вышли одни из первых манекенщиц Светланы. Апофеозом творческого вечера, настоящим потрясением оказалась новая коллекция Бекаревой в стиле милитари. В ней сошлись вместе прошлое и будущее, агрессивность и романтичная женственность, цвет хаки и оттенки оливково-зеленого, камуфлированные рисунки, металлические пуговицы, кнопки, кожаные ремни и ослепительная фирменная вышивка стеклярусом, являющаяся авторским почерком дизайнера. Дефиле вызвало восторг гостей и самые серьезные заявления о том, что эта коллекция «достойна участия в неделе Высокой Моды»!
Гости вечера рукоплескали новой коллекции стоя. Аплодисменты перешли в овацию, когда на сцену поднялась Светлана. Стильная, рыжеволосая, яркая, по-юному дерзкая. Как ее творчество, которое никого не оставляет равнодушным.
текст: Екатерина РОЖДЕСТВЕНСКАЯ
фото предоставлены Светланой БЕКАРЕВОЙ
источник: журнал «В ХОРОШЕМ ВКУСЕ»

БЕКАРЕВА СВЕТЛАНА. ИГРА СВЕТА

О бархатных сезонах, бабушкиных пуговицах, маленькой яхте, золоте и бирюзе, красных сапогах, Вячеславе Зайцеве, мечтах, которые становятся жизнью, мы говорим в уютном доме иркутского модельера Светланы Бекаревой.
Мне нравится ее прямота и откровенность. Если сказала, значит, сделала, если пообещала, обязательно выполнила. Мне нравится в ней редкое сочетание «физика и лирика» — учиться в школе, институте с математической направляющей точным наукам,, а уйти в науку тонкую — стать модельером.. Она не из тех, что будет прятаться за спины других, если что-то не по душе, хлопнет дверью так, что «посыплется штукатурка, а, может быть, содрогнется вселенная». Она так говорит, и в этом — «содрогнется вселенная» — вся Бекарева. Ее коллекциям в русском стиле аплодировали Англия, Москва, Сочи. В слово «роскошь» модельер вкладывает особый смысл, и он эквивалентен не деньгам, а красоте.
— Хочется начать с вашей «бархатной» поездки в Сочи. Но, уж простите, не могу удержаться — эти роскошные куртки и платья не с того ли показа?
— Верно. После возвращения я выставила коллекцию на продажу. Разобрали практически все. Я раньше в Сочи никогда не была. За несколько месяцев до этого в Иркутск приехала организатор фестиваля «Бархатные сезоны в Сочи» Людмила Иванова, умная, предприимчивая женщина. Я стала показывать коллекции, рассказывать про них, а она: «Света, можешь даже ничего не говорить, я всю жизнь посвятила этому — вижу все уже с порога». Она пробыла здесь три с половиной часа — все планы свои отложила.

— Я помню наш телефонный разговор перед вашей поездкой. Вы были еще здесь, но уже всецело там, в Сочи. Говорили о высоком всероссийском уровне предстоящего фестиваля.
— Да-да. «Бархатные сезоны в Сочи» проводятся Академией индустрии высокой моды России. Это не конкурс, где распределяются места. Это фестиваль рейтинговых художников России, во главе которого четырнадцать академиков — людей, добившихся успехов по всем направлениям моды. Модельный бизнес представляет Вячеслав Зайцев, он же председатель Академии.
В прошлом году в Сочи были приглашены три коллекции — итальянской фирмы «Еtго», Вячеслава Зайцева и моя. Свою коллекцию в стиле ар деко — Голливуд тридцатых годов — я представляла первой. Было четырнадцать комплектов, двадцать восемь изделий — полноценная подиумная коллекция, в которую я и моя мастерская постарались вложить все умения и профессионализм. Ручная вышивка, наши сибирские меха. Цветовая гамма яркая, насыщенная. Мне передали, что Зайцева за последнее время ничто так не тронуло, как коллекция «смельчака, который поспорил с ним в сочетании цвета». Так он сказал.
Когда твою работу оценивает зал из двух тысяч зрителей, разве людей обманешь? Да, будут, которые не поймут, которым не понравится, но в целом реакцию не купишь и не подделаешь. А десять телекомпаний и журналисты? Кстати, насколько интересен ты и твоя работа, сразу увидишь по ним, они как индикатор. Хотя могут быть немодно одеты и далеки от фэшн-индустрии, но почему-то всегда чувствуют, на кого обратить внимание. Они могут не замечать деталей — где какие кокеточки, пуговички, а видят главное —who есть who.
— И как журналисты вас восприняли?
— Не дожидаясь пресс-конференции, они выловили меня за кулисами. А с корреспондентом телекомпании Россия у нас произошел интересный разговор. «Светлана, вы произвели просто сенсацию еще и тем, что приехали из периферии. Вы же осознаете, что ваше творчество — не просто красивая одежда, это целая концепция в русском стиле для отдельного Дома моды как минимум». — «Допустим». — «тогда вы же должны понимать, что в Иркутске такой Дом моды невозможен. Начиная с того, что он никому не нужен, заканчивая тем, что никто в это не вложит большие деньги».
В том, что сказал московский журналист, была основная оценка моей коллекции, с одной стороны. С другой, он совершенно прав в том, что работу автора, модельера в провинциальных городах никто не считает творчеством. я сейчас интересную вещь скажу. Когда художник пишет картину, это называется искусством. Потом он сам либо художественный салон продает ее за тысячу долларов, две, три... А продажа за полторы тысячи платья с большой долей ручной работы, признанной уникальной, считается коммерцией. Получается, модельеры — коммерсанты, а не художники?
Мне очень жаль, что в Иркутске, где столько особенностей местного колорита, меньше всего находят отклик концепция русского стиля и в принципе авторское имя. Очень пошло и банально говорить, что нет пророка в своем отечестве. Когда художник здесь и рядом — лицом к лицу лица не разглядишь, и кажется — что в этом особенного? Но когда смотришь коллекцию с хорошего подиума в окружении нужного профессионального антуража, многое становится понятным.
— Светлана, а как бы вы обозначили ваш стиль?
— Это русское этно. Но, извините за дерзость, я все-таки себя считаю человеком современным и стильным, поэтому у меня немножко европейская осовремененная подача. (смеется)
В моей одежде ярко звучит роскошный русский стиль, который, может, громко будет сказано, перекликается с царским направлением. Люблю богатство, декоративность оформления, но не вычурный крой, не сложные инженерные моменты и конструкции — в этом я тяготею к простоте. Это, кстати говоря, тоже одно из направлений русского стиля, если не учитывать екатерининские времена корсетов и кринолинов, а брать в чистом виде сарафаны, поневы, юбки. Там простота линий и богатство отделки. Загляните в музей, посмотрите в энциклопедии костюма. Даже самые простые русские сарафаны украшали тесьмой, делали мережку.
— В каком возрасте вам захотелось шить?
— До одиннадцати лет я жила с бабушкой. Московская аристократка, она всю жизнь занималась рукоделием, вязала, прекрасно вышивала на машинке. У бабушки был безупречный вкус. Ее мама и бабушка оканчивали институт благородных девиц, и все были рукодельницы. Мне нравилось это — всегда надо было что-то в доме делать, букеты составлять, салфеточки стелить, посуда то одна на столе, то другая.
Когда бабушка куда-то уходила, она говорила: «Я разрешу тебе поиграть с пуговицами». И доставала две шкатулки, одна из которых до сих пор у меня жива. Это была моя любимая игра. Я раскрывала шкатулки, эти пуговички высыпала — и всё!.. меня было не видно, не слышно, я даже не замечала, когда бабушка возвращалась.
А потом мама меня забрала в Сибирь — с новым мужем они приехали строить Братскую ГЭС. Бабушки мне страшно не хватало, в квартире, в которой мы жили, не было коробочек с пуговицами, салфеточек. Ну, вы помните, какой в то время стиль царил: тумбочки, серванты, стенки, шторы, люстры, торшеры — у всех одинаковые. Мне было очень скучно, от скуки я села за мамину швейную машинку... и сразу ее сломала. Меня отругали, но от машинки не отлучили, а научили пользоваться. И я решила сшить себе платье. Из маминых штор. Праздничные шторы, их вешали раз в год, ну, раз лежат, значит, не нужны. И одну раскромсала. Сейчас очень оцениваю мамины действия — ремня не получила, меня практически не ругали, а даже поддержали.
И вот с одиннадцати лет я не расстаюсь со швейной машинкой. Благодаря пресловутой перестройке, когда надо было зарабатывать, я поняла — чем бы ни пыталась заняться, шитье для меня интереснее и главней. И я получила свидетельство частного предпринимателя в Братске в 1985 году, была одной из первых, кто по-честному пришел в райисполком и его получил. С того времени и началась моя новая карьера.
— А какой мудрости научила вас бабушка или мама?
— Бабушка дала секреты бытия, философии жизни. Мамино участие в своей судьбе я почему-то начала понимать после сорока. До сорока я руководствовалась только бабушкиными наставлениями. Мы с ней очень много разговаривали: фильм посмотрим, какую-то газету или книгу прочитаем — делились впечатлениями, рассуждали. Бабушка говорила, что все будет правильно, потому что так устроен мир, все встанет на свои места, какими бы путями дорога ни вела. И еще — никогда в твоей жизни не откроется новая дверь, если не захлопнется предыдущая. И это нужно понимать — если ты что-то решил, отпусти прошлое.
— У каждого своя формула успеха. Из чего состоит ваша?
— Интуиция еще по молодости меня не обманула — все, о чем я когда-либо в жизни мечтала, получила сегодня благодаря этому ремеслу. И я считаю — если хочешь чего-то добиться, нечего выгадывать и бросать одно дело, перескакивать на другое, что я сейчас у нынешней молодежи наблюдаю. Если борешься с трудностями, преодолеваешь их, получаешь опыт жизненный, а это в любом случае принесет свои дивиденды. Может, не так рано, как мы все мечтаем, но достаточно, чтобы ими воспользоваться и насладиться.
Не буду скромничать, я человек очень дисциплинированный, гипертрудоспособный (стучит по дереву) и очень ответственный. И ответственный даже не столько к себе, своему здоровью, своим планам, а ответственной в отношении других людей. Это меня очень сильно подстегивает и не дает расслабиться всю жизнь: не по мне не прийти вовремя, проспать, обмануть, слукавить.
— Вы амбициозны?
— Да! Мои амбиции преследовали и сопровождали меня всегда. Мне всегда нравилось окружать себя красивыми вещами, и сегодня я могу уже сказать — красивыми отношениями и красивыми людьми.
— О чем мечтает модельер Светлана Бекарева?
— Сделать хотя бы еще три-четыре шикарные подиумные коллекции. Одна из них потихонечку витает в воздухе. Есть люди, которые в эти планы посвящены. Мечтаю о яхте. (смеется) Маленькой...

— Почему о маленькой?
— Не страдаю глобализмом. (смеемся вместе) Мечтаю о хорошем полноценном пентхаусе в центре Иркутска. Это что касается материального. А по большому счету, хочу, чтобы у моей дочери красиво и успешно сложилась судьба, мечтаю о внуках. И тех временах, когда люди рабочей профессии все-таки найдут себя, воспрянут духом и профессионализмом, чтобы наше русское местное производство находило все больше откликов и поклонников. Я люблю людей дела, людей производства, мне хочется, чтобы возродились какие-то фабрики и заводы. Чтобы у меня был не маленький салончик с маленькой мастерской, а Дом моделей и фабрика. Конечно, это в идеале, то, что, возможно, уже не сбудется, но без разговоров на эту тему не обходится ни одно наше застолье, ни один праздник, встреча с подругами, с журналистами.
— Светлана, в прошлом году на пасхальном вечере в Музее города проходил показ старинного городского платья. Вместе с двумя другими иркутскими модельерами вы показали свою работу. Три очаровательных женщины, для которых вы сшили наряды, продемонстрировали их перед публикой.
— Это был очень интересный и заманчивый проект. Мне представилась возможность сшить три абсолютных исторических копии бального платья. Они настолько аутентичны, что в музее в подшивках журналов девятнадцатого века вы эти платья можете увидеть. Соблюдена даже цветовая гамма, не говоря уже о фасоне, длине. Но не стоит ассоциировать эти вещи с моим стилем. Я как художник показала, что платье девятнадцатого века безо всяких современных интерпретаций будет смотреться и сегодня, будет читаться и восприниматься таким же роскошным, как двести или сто лет назад. вот смысл этого проекта.
— Если бы Россия была реальной женщиной, как бы вы ее одели?
— О, я бы сделала ей очень большой гардероб! Уверена — одежды должно быть очень много. разных юбочек, футболочек, маечек, халатиков, платьиц — и пусть это стоит совсем недорого. Должно быть бесчисленное количество ремешков, аксессуаров, сумочек. тогда это изобилие точно перейдет в качество, ведь если у вас будет десять пар сапожек, понятно, что к белому платью вы что-то подберете, а там уже сообразите, что на шею повесить, какую курточку накинуть.
— В ваших коллекциях практически нет брюк. Почему?
— я не очень люблю брюки, они как-то отошли на задний план вообще. В моде платья, юбки — скоро увидите, все оденут их в пол, это красиво и роскошно. Но к этому лету я хочу нашить брючную партию.
— Если бы у вас появилась возможность в каком-то времени историческом оказаться, что-то посмотреть, понаблюдать со стороны...
— Никакая эпоха меня так не привлекает, как середина прошлого века. Жизнь в стиле 60-х — это моё, для меня в ней особый шарм философский, психологический, зрительный. Может, это воспитано кинематографом, может, тем, что мы дети шестидесятых. Может, потому, что я помню там свою маму молодой.
— С кем из известных дизайнеров вы бы хотели поговорить?
— Поговорить — маловато! Я бы очень хотела встретиться и недельку покрутиться возле Вивьен Вествуд в Англии. Учитывая ее возраст, безудержный талант, это пребывание на рынке совершенно сумасшедшее, умение сколотить вокруг себя поклонников, покупателей этого безумия. Вы видели ее фантастические коллекции? Это же ужас, это авангард, граничащий с такой эпатажностью! И, тем не менее, — это искусство и это достойно восхищения (улыбается). Вот с ней бы я хотела пообщаться. Тема Вествуд для меня фантастически непонятная, я ее нутром чувствую, но это то, чего я не знаю, что для меня не изведано в этой жизни.
— Света, я хочу вернуться к началу нашего разговора. Если бы вашу коллекцию можно было сравнить со временем года.
— Ранняя осень. Это моя самая любимая пора и, на мой взгляд, нейтральная философская позиция. Сентябрь, пора подведения итогов. И холода еще далеко, и всё комфортно: шифон и драп легкий, куртка и плащ, уже сапоги и еще босоножки — в этом смысле для меня, дизайнера, самая благодатная пора.
текст: Марина СТАНИСЛАВЧИК
фото: Серго КАНТАРЧЯН
источник: журнал «В ХОРОШЕМ ВКУСЕ»

СВЕТЛАНА БЕКАРЕВА. УРОКИ КРОЙКИ И ЖИТЬЯ. ИНТЕРВЬЮ

Есть люди, знакомством с которыми я горжусь. Светлана Бекарева из их числа. Мне кажется, что я уже знаю Светлану достаточно хорошо (спасибо судьбе и профессии журналиста). Знаю как человека феноменально трудоспособного, прямодушного и не разменивающегося на пустопорожние отношения. Знаю Светланин прекрасный дом и чудесный сад, которые созданы ее фантазией и ее руками. Знаю маму и мужа, и даже знаю «в лицо» трех котов, которые живут в доме подле нее. Знаю — видела и даже примеряла — сказочно красивую одежду из павлопосадских платков, расшитую стеклярусом (та коллекция «ездила» в Лондон и произвела настоящий фурор). А сама она носит то, что пошито в ее творческой мастерской, позволяя себе кое-какие компромиссы в отношении других дизайнеров, но только если ей вещь очень-очень понравится и будет в ее стиле.
Стиль Бекаревой вот так описать в нескольких словах не берусь, это ее настроение, оно разное — жизнь же не может протекать в одном настроении. Я могу себе представить ее в длинном кашемировом пальто, кепке и мужских ботинках или «в коже» — так она выглядела много раньше до нашего знакомства. И в зеленой юбке, зеленых туфлях, контрастирующих с огненно-рыжими волосами, — тоже могу представить. Именно в этом образе она была замечена ее нынешним мужем Олегом Ивановичем в институтской столовой, он еще тогда подумал: за всем этим что-то такое скрывается, ага... Эту тайну Олег разгадывает уже 15 лет — столько они вместе, два человека, которые нашли друг друга. В их отношениях очень много мудрости и взаимного уважения, и об этом хочется рассказать отдельно, потом, если они позволят. Но вот только один момент, когда Олег сказал: «Для меня работа — это высший показатель честности человека и его настоящести. А Светлана очень много трудится. Она большая труженица».
Жизнь человека, который трудится с удовольствием (!), точно скучной не назовешь. Какая скука, помилуйте, когда есть любимое дело! Но она его выбрала не сразу: окончила матфак Иркутского университета, затем режиссерский факультет и еще получила юридическое образование. Тут стоило наконец остановиться, внимательно прислушаться к себе и понять — а что я могу и хочу больше всего? Больше всего на свете она хотела шить.
Как Светлана говорит про себя, «шить, творить, сочинять и работать своими руками начала с 11 лет». И ни дня не было, чтобы она за швейной машинкой не сидела и что-то не шила, несмотря на процесс жизни — обучение в школе, в институте.
Точкой отсчета ее карьеры как модельера стал 1993 год.
Светлана Бекарева: Мне повезло. Я была одной из первых, кто решился в те годы преподнести себя таким независимым, неформальным художником, претендующим на какой-то свой стиль и вкус. И я сшила не одну, а сразу четыре коллекции для показа на подиуме Иркутского Дома моделей. И рискнула собрать публику и прессу. Тогда всем было интересно на такую выскочку посмотреть, потому что никто не знал, что есть какие-то художники-модельеры кроме тех, кто творил в Доме Моделей. А в Доме на тот момент была сконцентрирована вся портновская элита. Кстати, я очень благодарна тем людям, которые тогда там работали. Они отнеслись ко мне очень доброжелательно. Хотя могли бы раскритиковать мои творения в пух и прах. Потому что были недочеты, как сейчас я вижу. Но, тем не менее, почему-то они уважительно приняли меня в свою касту.
хороший вкус: И на следующее утро вы проснулись знаменитой?
Светлана Бекарева: Пресса много писала обо мне, случился такой момент славы... То время — вы помните 90-е годы — было непростое. Помещение в аренду найти невозможно, не говоря уже об отсутствии денег. Но после показа дела пошли хорошо. И у меня сразу появились заказчики, кто хотел одеваться «от Бекаревой». Еще год я работала на дому, потом, подсобрав денег и опыта, начала арендовать какие-то площади и уже быть официальной мастерской. Сразу она назвалась «Творческая мастерская Светланы Бекаревой», и название за 20 лет не поменялось, как и концепция. К основному направлению — созданию и декорированию одежды — добавилось еще декорирование интерьеров.
хороший вкус: А когда ваш стиль как художника-модельера начал проявляться?
Светлана Бекарева: В 1998 году. Ровно пять лет я шла к теме вышивки. В какой-то момент возникла идея использовать павлопосадские платки. Я придумала, как их можно расшить стеклом — усилить впечатление от рисунка. Потом платки уступили место другим орнаментам, но всегда оставалось присутствие в изделиях ручной эксклюзивной вышивки стеклярусом и бисером. До сих пор мне это не надоело. Когда была в Сочи на показе, Вячеслав Зайцев сказал, что этой технике аналогов либо просто нет, либо он не видел. Профессионалы понимают, что выложить из стекла рисунок с оттенками, в объеме, очень сложно. У меня есть одна-единственная вышивальщица. Основы придумала я, она же своими золотыми руками довела эту технику до совершенства. 15 лет мы с ней работаем вместе, понимаем друг друга с полуслова.
хороший вкус: Жаль, что ушла из вашего творчества тема платков.
Светлана Бекарева: Она стала чересчур попсовая. Ее растиражировали. А стиль любого амбициозного художника — быть чуть-чуть впереди. Я ничего не имею против художников, которые талантливо развивают и интерпретируют популярные темы, но себя причисляю как раз к тем, кто идет несколько вперед. Поверьте, это не всегда благодарное дело. Когда я вывешиваю новую коллекцию, ее очень многие люди не понимают. Или им не нравится. Или не увидели, не прочли образ. Проходит какое-то время... и вдруг — бум! Всем единовременно понадобилось вот ЭТО. Этот цвет, эта длина и этот фасон. Если в столице люди считают своим долгом не отставать от художника, идти в ногу с модой и готовы купить что-то, лишь бы было не как у всех, то в провинции ситуация другая.
хороший вкус: А вы никогда не думали открыть бутик в Москве, в Петербурге?
Светлана Бекарева: Мне всегда хватало выездов и в столицу, и за границу... выездов с показами, коллекциями, портфолио. Хватало столичных и заграничных клиентов. В какой-то момент я нашла для себя в этой жизни золотую середину и продолжаю оставаться в Иркутске — и рада, что всё так сложилось.
хороший вкус: Про золотую середину, пожалуйста, подробнее...
Светлана Бекарева: Золотая середина должна присутствовать во всем. Кто всюду — тот нигде. Я это утверждаю из своего жизненного опыта. Везде есть талантливые люди, везде можно и нужно жить. Но если пути жизни привели сюда, то не надо это место хаять, не надо обижаться. Я не утверждаю, что и стремиться никуда не нужно. Но в моей творческой деятельности всё сложилось так, что в один момент мне пришлось выбирать, и я очень философски подошла к этой теме. Может, оттого, что я слишком объективна — в том числе и к самой себе, к своим талантам, энергетике. То есть как перед любым нормальным человеком, тем более, женщиной, в какой-то момент выстроились приоритеты, и среди них надо было выбрать главные. Я для себя решила, что останусь в Иркутске, и у меня всё будет здесь хорошо. Во многом я не ошиблась и за многое сама себе говорю «спасибо»: что я сейчас здесь живу, имею возможность заниматься творчеством и право называть Иркутск своим родным городом.
хороший вкус: Просто вы благодарный человек...
Светлана Бекарева: Ну, знаете, быть в моем случае еще и неблагодарным человеком — это быть просто дураком! Всё, о чем я мечтала, я получила в этом городе. Вплоть до того, что меня окружают те люди, которые мне нравятся, которых я люблю, которые любят меня. Конечно, я благодарна.
хороший вкус: Многие свое место в жизни и круг своих людей до конца жизни не находят...
Светлана Бекарева: А потому что не надо искать! Надо присматриваться к людям. Это меня бабушка учила. А еще лучше — «люби не тех, кого ты любишь, кто тебе сильно нравится, а тех, кто любит тебя». Это золотое правило жизни. Не надо никого завоевывать, покорять, не надо лезть не в свой огород. Все должно сложиться и прийти само. Но то, что пришло, — уж, пожалуйста, прояви ум и пойми! Присмотрись, если человек к тебе тянется — это не просто так.
хороший вкус: Вот вы сказали, что слишком объективны к себе. А к другим? Как вы относитесь к творчеству других иркутских модельеров?
Светлана Бекарева: Мне очень нравится одежда Вероники Самборской. Я вообще считаю, что ее инженерная мысль талантлива настолько, что можно только слова восхищения и благодарности сказать за всё, что она сотворяет с тканью и силуэтом! Мне нравится чистота линий Маргариты Агарковой, высокий профессионализм и продуманность образов до мелочей. Я вижу, что Рита удачно работает еще и как стилист. Я самый настоящий честный поклонник этих художников-модельеров в нашем городе.
хороший вкус: С чего начинаются ваши коллекции?
Светлана Бекарева: Должна быть идея. Зацепка, стержень. То есть не просто нашить красивых нарядов, а именно концептуально должна быть идея. Она либо есть, либо ее нет. Я очень люблю делать коллекции. Если бы была такая возможность, я бы делала их часто-часто-пречасто. Но, честно говоря, в том, чтобы делать их часто, я особого смысла не вижу на сегодняшний день. А вообще, коллекции — это мой «выплеск», подытоживание профессионального и жизненного пути. У меня они были в разных стилях. Были в стиле «андеграунд». Им я увлекалась очень долго, как раз с 1993 по 1998. И одевалась так же. Потом после андеграунда сразу случились павлопосадские платки. Это как черное и белое. Совершенно неожиданный поворот. И это увлекло меня больше. С платками пришла смелость в цвете. Одна из моих «фишек» — умение со вкусом сочетать яркие цвета. И этим очень горжусь. Это мой стиль, мои убеждения в творчестве.
Кстати, в ноябре пройдет юбилейный вечер, посвященный 20-летию моей творческой деятельности, где я представлю свою концептуально новую коллекцию.
хороший вкус: Что может вызвать у вас сильную, побудительную к творчеству эмоцию?
Светлана Бекарева: Ювелирные украшения! Бывает, я приобретаю украшение — и к нему придумываю концептуальный наряд. Ткань уже вторична... Я большущий поклонник ювелиров Якутии. У меня огромная коллекция эксклюзивных авторских работ. Последние все мои показы, начиная где-то с 2002 года, сопровождаются ювелирными украшениями якутских мастеров. Эти серьги, кулоны, браслеты всегда вписываются во все мои коллекции. Они очень национальны и узнаваемы настолько, что их не спутаешь ни с каким другим стилем. Еще мне нравится ювелирная школа Армении. Она вдохновляет на какие-то неожиданные сочетания цветов и фактур.
хороший вкус: Думали ли вы о том, что двадцать лет вашей творческой деятельности могут быть примером для многих?
Светлана Бекарева: Если люди уважают меня, то потому, что понимают, как непросто реализовать свою мечту, как трудно на безденежье создавать прекрасные вещи или наоборот — не жалеть денег на свое творчество, не всегда просчитывая, будет отдача или нет. Они оценивают это даже на подсознательном уровне: если в городе есть Бекарева, если продолжает работать ее мастерская, если она выезжает с коллекциями в столицы, имея успех, и зарабатывает авторитет для своего города — значит, и остальные тоже так могут! Я отдаю себе отчет в том, что для кого-то являюсь примером. Главное — честно и ответственно к этому относиться: не зазнаваться, но и не скромничать, а достойно идти дальше.
Текст: Полина ОРЛОВА
Фото: Серго КАНТАРЧЯН
Источник: журнал «В ХОРОШЕМ ВКУСЕ»

1 ... 4 5 6 7 8